Российский спортсмен Нурмагомедов Хабиб вернулся в Российскую Федерацию и несколько недель будет восстанавливаться после проблемной весосгонки, поведал Али Абдель-азиз, менеджер Хабиба в своем интервью. Али Абдель-азиз рассказал, что по пути в госпиталь с Хабибом он не дозвонился до Даны Уайт. Он рассказал о том, в чём у Хабиба Нурмагомедова была проблема и когда он сможет выйти на следующий бой.

Менеджер Хабиба Нурмагомедова: Было бы идеально 13 мая провести поединок

Менеджер Хабиба Нурмагомедова: Было бы идеально 13 мая провести поединок

О процессе сгонки веса перед поединком с Фергюссоном Тони:

«Всё проходило отлично, не было травм. Хабибу обычно в день перед поединком остаётся 4-5 фунтов.

Когда в первый раз Хабиб повредил связки колена, он улыбался в госпитале, когда повредил их во второй раз, он в госпитале также улыбался. Сломал ребро – дальше улыбался. Я с Хабибом ночевал в одной комнате. Он испытывал чрезвычайно сильную боль. Порой собственное физическое состояние нельзя контролировать. Я был шокирован тем, как Хабиб выглядел, я не видел его никогда испытывающим такую боль.

Последняя ночь весосгонки была чрезвычайно тяжёлая. Мы с Вудли Тайроном сходили в сауну, приняли душ и вернулись в номер. Зачастую мы просыпаемся в 6.00 утра и продолжаем гонять вес. В 3.45 я из соседнего номера пришёл к Хабибу и увидел, насколько боль ему мешает. Вот тогда я начал паниковать. Так как Хабиб не просто спортсмен, которого мне посчастливилось представлять, мне он как брат. Я ему желал помочь как можно быстрее.

Я хотел позвонить в 911, но решил, что мы самостоятельно его сможем поднять и отвезти. Его мы подняли под руки, посадили в мой автомобиль и отвезли в больницу. По пути в больницу я старался дозвониться в UFC. В машине мы были в 4.00 утра.

За восемь лет работы с UFC было выработано правило, что в рядовых ситуациях, когда что-то случается или происходит травма, то необходимо звонить двум людям: Дане Уайту и матчмейкеру. В таких ситуациях я звонил обоим. Но в 4 часа утра я не знал, кому позвонить, так как сложившаяся ситуация была критической.

Я слышал, что Дана Уайт говорил, что мне было нужно позвонить врачу UFC Девидсон Бриане, а я до этого не звонил ей никогда. Но Дана Уайт был прав. Очень жаль, что я ей не позвонил. Так как мы приехали в госпиталь Sunrise и там пробыли практически 7 часов, с нами там обошлись очень плохо. Если бы я позвонил врачу Sunrise, чего я ранее никогда не делал, то к нам было бы королевское отношение, так как они оказали бы влияние на то, насколько быстро и какие процедуры были би применены.

Читателю на заметку: Если вас интересует интернет магазин мма, то всё, что вам нужно вы сможете найти на интернет-ресурсе www.sportvsem.com.

Я не могу знать, можно и было сохранить этот бой. Уайт Дана правильно заметил, что в госпитале первым делом ставят капельницу. Мы с врачом Хабиба уговаривали поставить капельницу целых 1,5 часа. В конечном результате, его так сильно прижала боль, что он дал согласие, мы поставили ему капельницу с лекарствами.

Если бы я сделал звонок врачу UFC, если бы мы в их госпиталь попали, если бы Дана ответил в 4 утра на звонок… Но ведь люди спят по ночам. Я не могу знать, взял бы трубку медик UFC. Он, наверняка, бы ответил, так как перед взвешивание в ночь чрезвычайно высоки риски непредвиденных ситуаций, и он обязан дежурить. Этот день был одним из самых плохих дней моей работы менеджером, когда мой товарищ испытывал настолько сильную боль.

Жалею ли я фанатов? Да. Жалко ли мне Тони? Да, но не очень после его последнего заявления. Ведь Тони раньше также снимался с поединка с болью. Вторая попытка поединка с Хабибом Нурмагомедовым сорвалась потому, что Тони было очень плохо.

Вдень взвешивания перед каждым поединком в шесть часов утра мы просыпаемся и сгоняем последние пять фунтов. Необходимо пониматься, что Нурмагомедов Хабиб этот турнир нёс на своих плечах. Он больше всех давал интервью, принимал активное участие в огромном количестве мероприятий. Мы это делали, для того чтобы продемонстрировать популярность UFC. Каждое интервью Хабиба получало по миллиону просмотров. Тони также активно помогал. Это два самых лучших легковеса в мире. Я могу понять разочарование фанатов, так как они желали увидеть данный поединок. UFC потратили миллионы долларов, для того чтобы Хабиба рекламировать. Но несмотря на это для UFC самое главное – это Хабиба здоровье.

Можно ли что-то изменить перед следующим поединком: может быть. Сейчас всё было нормально, всё шло по графику. Хабиб Нурмагомедов был готов, и он бы вышел и стал бесспорным и непобеждённым чемпионом UFC в легкой весовой категории. Но этого не случилось. Я очень рад, что Тони за выход на бой получил свой гонорар. Мы не получили ничего и жаловаться не собираемся. Это наша вина, а не вина UFC».

О состоянии Хабиба Нурмагомедова:

«У Хабиба за три дня до поединка было небольшое недомогание, но он восстановился довольно быстро. Во время весосгонки иммунная система всё время даёт сбой. Что случилось с медицинской точки зрения? Он выпил в среду 4,5 литров воды. Обезвоживание такой сильной реакции не могло дать. Но врачи в госпитале не понимали ни UFC, ни весосгонок, они видят вас и втыкают капельницу с физраствором. В отчёте пишут, что это было обезвоживание. Порой тело говорит просто «нет». Полагаю, что мы сможем найти способ процесс снижения веса начинать раньше, к примеру, за 6 недель до поединка. Возможно, мы такими тяжёлыми не будем… Я не уверен, что это проблема с весом. Организм Хабиба на привычную сгонку веса отреагировал необычным способом.

Нурмагомедов сейчас в Москве, он улетел вчера. Как он себя сейчас чувствует? Ему необходимо время на восстановление. Его печень функционировала неправильно. Когда у вас проблема такого рода, то вам нужно время на восстановление. Хабиб будет поправляться. Но я знаю Хабиба, он не станет отдыхать, без дела он не будет сидеть. Но ему необходимо отдохнуть».

О следующем поединке:

«Хабибу Нурмагомедову необходимо две недели на восстановление. 8 апреля состоится турнир UFC 210. Осталось практически 4 недели. Я уверен, что на этом турнире провести поединок нереально. В рамадан Хабиб драться не будет, а рамадан начинается 27 мая. Возможно, май. Но я не знаю, успеет ли он подготовиться. Есть ли шанс поединок провести после рамадана? Не могу сказать. Лично я идеальным считаю бой провести 13 мая на турнире UFC 211. Но этот план хорош для меня, а не для Хабиба Нурмагомедова. Мне необходимо поговорить с самим Хабибом, поговорить с его отцом, с Ксавье Мендесом (главный тренер зала АКА). С Ксавье ситуацию мы видим одинаково. Мы разговаривали утром. Но необходимо убедиться, что Хабиб здоров и в состоянии выйти на поединок против Тони Фергюсона.

Нет, никаких предложений от UFC не поступало. UFC Хабибу даёт время на восстановление. Они четко понимают, что Хабиб Нурмагомедов турнир продаёт, он им необходим.

Тони Фергюсон за бой получил оплату, и все желают видеть их бой. Но принимать окончательное решение будет UFC, а не я».

О возможном переходе в полусреднюю весовую категорию:

«Нет, точно нет. Он в рамки легкой весовой категории укладывался всегда. Зачем ему в полусредний вес переходить? Если он сможет завоевать чемпионский пояс в лёгкой весовой категории и проведёт суперпоединок с Джорджем Сент-Пьером в первой полусредней весовой категории, то тогда он сможете навсегда перейти в другой дивизион. Но на данный момент он является лучшим бойцом лёгкой весовой категории. Фергюсон перед нашим несостоявшимся поединком во Флориде также был болен. Мы не сказали ему ничего. Каждый себя может почувствовать плохо. Оверим Алистер чуть с боя не сошел, а он тяжеловес и ему нет нужды вес сгонять».

О словах Нурмагомедова Абдулманапа про завершение спортивной карьеры в следующем году:

«Знаете, российские средства массовой информации всё время раздувают сенсации. Хабибу Нурмагомедову только лишь 28 лет и он ещё не является чемпионом. Как мы можем сказать, что он завершит свою спортивную карьеру? Я разговаривал с Хабибом и его отцом Абдулманапом. Такого он не говорил».

Читайте еще:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *